Категории каталога

Форма входа

Приветствую Вас Гость!

Поиск

Друзья сайта

Мини-чат

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 48

Статистика

Главная » Статьи » Мои рассказы

Почему Ты меня не любишь? - 2 часть

*  *  *

 Александр надеялся, что с возвращением матери всё наладится, дом оживет, а самое главное, что у него снова появится семья. Но он ошибался. Просто теперь под одной крышей стало жить три человека, объединенных одной фамилией. Отец опять стал пропадать на фабрике, маменька никого не принимала. 

- Я даже не могу себе позволить такой мелочи как чаепитие с подругами, - жаловалась она.

- Скоро все образуется, - пытался утешить ее Александр. – Отец уже заказал новые станки. Надо потерпеть лишь несколько месяцев и доход пойдет в гору.

- Сомневаюсь. Твой отец – неудачник. Он оказался бестолковее своего братца Джордана. О том, что мы на грани банкротства говорит уже весь город. Даже мои старые подруги отказывают мне в приеме.

- Им еще будет стыдно за свои поступки, - опустил взгляд Александр, очень надеясь, что отцу удастся выпутаться из кризиса.

Перед сном он даже стал молиться об этом, чего не делал уже много лет. После того, как умер брат, Александр перестал ходить в церковь. Не ходил туда и отец. Он тоже обиделся на Бога, решил Алекс. А если Бог тебя не любит, зачем Ему молиться?

 

Но сейчас, когда семья проходила очередное испытание, Александр вспомнил, чему учил его отец в детстве: «Всегда молись Богу, и Он не оставит тебя».

И вот третий вечер подряд Алекс становился у кровати на колени и просил Бога о помощи: «Господи, если Ты хоть чуть-чуть любишь меня, помоги отцу, помоги нам всем».

 

Через неделю у отца случился сердечный приступ.

- Ну, как он? – подбежал Александр к маменьке, вышедшей из отцовской спальни.

- Доктор сказал, что этого он не переживет, - всхлипнула мать и прижала платок к глазам.

- Чего «этого»? Случилось что-то, чего я не знаю?

Маменька кивнула и тяжело опустилась на стул.

- Ну, говорите же, не тяните! – Александр присел у ее ног.

- Мы разорены. Это конец. Управляющий скрылся со всеми деньгами отца. Это он пустил нас по миру!

- Как же так, – отпрянул Александр, - ведь отец ему всегда доверял?

- Вот именно! Разве можно в наше время кому-либо доверять? – вспыхнула маменька. – Теперь из-за него мы разорены!

- Ничего, отец обязательно поправится и  что-нибудь придумает, - Александр осторожно взял мать за руку.

- Он не поправится! – выдернула она ладонь.

В этот момент из спальни отца вышел врач.

- Доктор, как он? Он ведь выздоровеет, правда? – кинулся к нему Александр.

Но тот лишь опустил взгляд и тихо покачал головой:

- На вашем месте я бы пригласил священника.

 

Пока священник был в спальне отца, Алекс стоял на коленях в своей комнате и, не сдерживая слез, без устали повторял: «Господи, помоги! Господи, помоги!» Больше ничего не шло на ум. Как только в коридоре послышались голоса, он выбежал из комнаты.

Пожилой священник положил ему на плечо холодную костлявую руку и сухо сказал:

- Мужайся, сын мой, твой отец отошел в иной мир.

- Куда? – осипшим голосом переспросил Александр.

- На небеса, к Господу. Ему сейчас хорошо.

- А нам?! – Александр почувствовал, как судорога передёрнула его лицо. -  Что будет с нами? Почему Бог забрал его?!

Пробежав по лестнице, он распахнул входную дверь и выбежал в ночь - холодный ветер ударил в лицо. Алекс бежал по темным улицам, не разбирая дороги. Мысли путались в голове, слезы мешали смотреть. Он метался как раненый зверь, натыкаясь на серые здания и столбы. Что теперь будет? – стучало в висках.

Изнеможенный он остановился на небольшом мосту, руки вцепились в холодные скользкие перила. Как же так, думал он, я целый день не вставал с колен, молился, просил помочь отцу, а Бог не ответил. Он никогда не отвечает на мои молитвы! Он все делает наоборот, о чем бы я не попросил! Лучше бы я и не молился за отца вовсе, тогда бы он был жив. А теперь, что делать теперь?!

Александр наклонился за перила и в свете тусклого фонаря увидел на спокойной глади воды свое отражение. Нырнуть бы в эти темные воды – и дело с концом! – пришла мысль, от которой по спине побежали мурашки. После того злополучного случая на пруду Александр панически боялся воды. Нет, смерть – это не выход. К тому же на кого он оставит мать? Она так беззащитна. Маменька всегда возлагала большие надежды на сына, пусть не на него, но все же… Нет, он не может так с ней поступить, он должен что-то сделать. Но что? Кто даст совет? К кому обратиться за помощью? Рядом никого нет. Никого, кто бы мог помочь, поддержать или хотя бы просто выслушать. Пустота. Гулкое одиночество.

Александр поднял взгляд в небо. Звезды растворялись в предутреннем тумане, который бесшумно опускался на город.

- Почему ты меня не любишь? – прокричал он со всей силы.

- Я люблю тебя, - раздался елейный шепот над самым ухом. Чья-то холодная рука прошлась по спине, скользнула по плечу и пробралась между пуговицами на рубашке.

Александр вздрогнул всем телом и резко развернулся. Незнакомка небрежно поправила копну рыжих грязных волос и скривила в улыбке ярко-красные губы.

- Я вас не знаю, - попятился Александр.

- Так давай познакомимся, - она притянула его к себе за жакет и, не дав опомниться, припала к губам в поцелуе.

В нос ударил запах рома и гнили. Александр с силой оттолкнул ее и вытер рот - на ладони остались яркие полосы.

Запрокинув голову, женщина громко расхохоталась, обнажая черные полусгнившие зубы. Так, наверно, смеется смерть, приходя за человеком, подумал Алекс. Нащупывая рукой сзади себя перила, он отступал все дальше и дальше. Туман обволакивал незнакомку, словно шаль, а она все смеялась, запрокидывая назад огненную гриву.

Развернувшись, Александр кинулся прочь. Всю дорогу ему казалось, что за ним гонится смерть. Нет, не догонишь! – шептал он, почти на ощупь находя дорогу среди молочного тумана. Подбегая к дому, он был уверен, что убежал, скрылся, обхитрил. Но, захлопнув за собой входную дверь, понял, что ошибался.  Смерть обманула его. Он прибежал прямо в ее объятья!

Она вовсю царствовала в его доме: зеркала были закрыты черными материями, слуги одеты в траурное. Осторожно, чтобы не нарушить давящую тишину, Алекс подошел к комнате отца. Дверь была открыта. Возле кровати, в черном атласном платье, с ничего не видящим взглядом замерла мать.

Александр подошел к изголовью кровати и отшатнулся, до такой степени неузнаваемым стало лицо отца. Потушив огарок свечи, Алекс повернулся к окну. Первые, еще холодные лучи солнца, пробивали туман. Начинался новый день.

Новый день – новая жизнь, подумал Александр. Какая она будет?

 *  *  *

 На следующий после похорон день мать зашла в комнату Александра с серьезным разговором.

- Что думаешь предпринимать? – спросила она.

- Не знаю, - честно признался Алекс.

- Тебе надо поехать в Америку к дядюшке Джордану. Он должен нам помочь, в конце концов, мы же семья!

- К дядюшке? – не поверил своим ушам Александр. – Но…

- Никаких «но». У тебя есть другие предложения, или ты сам думаешь вытаскивать нас из этого ада? Что ты можешь?! Ты такой же неудачник, как твой отец! Даже если мы продадим фабрику, нас это не спасет. Что-то надо срочно предпринять!

- Но раньше вы говорили, что Джордан…

- То было раньше, сейчас другое время. Тем более отец рассказывал, что его брат весьма разбогател.

- Но отец был с ним в ссоре.

- Да, но не ты. Племяннику Джордан должен помочь. К тому же, когда он узнает, что твой отец умер, и прочитает мое письмо…

- Письмо?

- Да. Я тут все написала. Тебе даже говорить ничего не придется. Твоя задача только доставить письмо лично в руки и произвести на дядюшку приятное впечатление, - маменька протянула Александру конверт.

- Когда вы хотите, чтобы я отправился в путь? – потупив взгляд, спросил Алекс.

- Как можно скорее. Я уже распорядилась, чтобы собрали твои вещи.

 *  *  *

 Он не мог ей отказать. Одному отправиться в столь длительное, тем более через океан, путешествие было страшно. Но с другой стороны, он уже не тот юный мальчик, а юноша, на котором лежит ответственность за семью. К тому же он не мог предложить ничего другого.

Поэтому вот уже какой день он лежал в маленькой каюте и боролся с морской болезнью. Особенно плохо было первые два дня. Но потом он даже вышел прогуляться на палубу. Картина была потрясающей – куда ни глянь, спокойная синяя гладь, поблескивающая в лучах солнца. Теплый ветер обдувал лицо, вид, прогуливающихся по палубе, парочек успокаивал. Александр надеялся, что к концу путешествия совсем справится со страхом перед водой и сможет на обратном пути получать от плавания настоящее удовольствие.

Но сегодня начался шторм. Этого Александр боялся больше всего! Сначала корабль сильно раскачивало. Так, что вернулись приступы тошноты. Потом Алекс почувствовал, как судно стало подпрыгивать на волнах вверх-вниз, отчего в животе холодело, и страх сковывал сердце. Александр успокаивал себя как мог, но получалось у него это плохо. Что поделать, он очень боялся воды, да к тому же не умел плавать. Он сидел, обхватив себя руками, и прислушивался ко всему, что происходило за пределами каюты. Сначала по коридору еще сновали люди, слышались голоса и дамский смех, затем движение прекратилось, и повисла какая-то подозрительная тишина. Был слышен лишь шум волн, разбивающихся о борт корабля.

Вдруг в коридоре началась какая-то суета. Александр напрягся. К нему постучали, дверь приоткрылась, и в каюту заглянул паренек в униформе. С ничего не выражающим взглядом и улыбкой на лице он сказал:

- Капитан извиняется за неудобства и просит никого не выходить на палубу.

Дверь тут же закрылась, и послушался стук в соседнюю каюту.

- Как «не выходить»? – Александр выскочил в коридор. – Неужели шторм настолько опасен? Корабль может потонуть?

- Ну, что вы, сэр. Нашему кораблю ничего не грозит, мы проходили еще и не такие штормы. Просто это в целях вашей безопасности. Ужин подадут в каюту.

Ужин. Какой ужин, они что, издеваются? – Алекс метался по маленькой комнатке. Корабль может потонуть в любую минуту, а они будут подавать нам устриц? Нет уж, на всякий случай надо побеспокоиться о своей безопасности самому.

Александр вспомнил, что видел спасательный круг, прикрепленный к перилам на палубе. Когда голоса в коридоре стихли, он выглянул из комнаты. План был прост. Оставалось незамеченным выйти на палубу, взять спасательный круг и вернуться назад. Судя по всему, на палубе сейчас никого нет, ну, или почти никого. Значит, он сможет проделать это всё незамеченным. А когда шторм стихнет, он таким же путем вернет круг на место. Зато во время качки ему будет гораздо спокойнее.

Собравшись с мужеством, Александр вышел в коридор. Корабль качало так сильно, что его кидало то к одной, то к другой стенке узкого прохода. Наконец-то он поднялся наверх. Сильный ветер, чуть не сбивший с ног, обдал его брызгами. С кормы доносились мужские голоса, мелькали тени матросов. До спасательного круга было рукой подать – всего несколько шагов.

Нагнувшись, под покровом темноты Алекс подбежал к цели. Одной рукой он крепко держался за мокрые перила, другой пытался снять круг, но тот не поддавался. Нос корабля поднялся и в следующую минуту ухнул вниз. Поднимая столбы брызг, в борт ударила волна. Александра сшибло с ног и, наверняка бы, откинуло к стене, если бы он не держался мертвой хваткой за перила. Пора отсюда убираться, подумал он и стал отвязывать круг. Незнакомый узел, которым он был прикреплен к крюку, никак не хотел поддаваться. Разозлившись, Александр схватился двумя руками за круг и дернул его со всей силы. В этот момент корабль накренился набок, и мощная волна смыла Алекса за борт.

Вынырнув из черной воды, он с ужасом понял, что произошло. Правая рука цепко держала круг, благодаря чему он еще не пошел на дно. Волна откатила, и Александр увидел бок, проплывающего мимо корабля. Он закричал что есть силы и замахал свободной рукой, но в этой буре даже сам плохо расслышал свой голос. Волна подняла его вверх, и он отчетливо увидел моряков, что-то закрепляющих на корме судна.

Помогите! Я здесь! Человек за бортом! – кричал Александр, но его никто не слышал.

Волна то приподнимала, то бросала его вниз. Захлебываясь, еле держась на плаву, Алекс вертелся на месте, пытаясь понять, куда делся корабль. Тот исчез из виду, просто растворился в ночи и волнах. Тогда Александр поднырнул под спасательный круг и обхватил его двумя руками. Так держаться на волнах было легче. Но куда плыть? Сначала он пытался грести то в одном, то в другом направлении, потом вспомнил безмерную гладь океана и понял, что все старания напрасны. До берега ему не доплыть. Лучшее, что он может сделать, так это постараться продержаться до утра, в надежде, что с восходом солнца его заметят с какого-нибудь, проходящего мимо судна.

Но утро не думало торопиться. Ночь, словно, остановилась. Постепенно волны стали стихать, или это Алексу казалось, потому что силы его оставляли, и он все чаще проваливался в забытье.

 *  *  *

 Плевок волны в лицо привел Александра в чувство. Распахнутые глаза больно резануло солнце. Алекс встрепенулся всем телом и понял, что лежит на берегу. Он встал на колени и провел рукой по мокрому песку. 

Берег. Я спасен? Я выплыл! Где я? – одна за другой пронеслись мысли. С трудом он поднялся на слабых шатающихся ногах. Земля качнулась, словно палуба, и замерла. Александр огляделся: перед ним за песчаной полосой росла буйная зелень,  поднимающаяся на невысокий холм. Со всех сторон берег омывала бирюзовая гладь. Она сливалась с небесной синевой, на которой не было ни облачка. Ничто не напоминало о недавнем шторме.

Пить, Алекс провел пальцами по сухим потрескавшимся губам, как хочется пить. Он зачерпнул в ладони воду и ополоснул лицо. Вокруг столько воды, и так хочется пить.

В поисках пресной воды Александр отправился под раскидистые деревья. Зайдя в густые заросли, он остановился и прислушался. Кто знает, что ждет его в этом тропическом лесу? Живут ли тут люди или звери, и кого из них стоит бояться больше? Алекс оглянулся. Высоко на одном из деревьев увидел бордово-красные продолговатые плоды. Есть не хотелось. Пить! Где-то должна быть речушка или хотя бы небольшой ручеек. Он смело пошел вперед. Пробираясь по зарослям, прислушивался, не журчит ли вода. Но вокруг царствовала подозрительная тишина. Лишь изредка встрепенется где-то птица или деревья прошуршат высокими кронами.

Изнеможенный Алекс присел на вывернутое с корнем дерево. Надо подняться на холм и по возможности осмотреть местность, решил он. Чтобы как-то убрать сухость во рту, рискнул пожевать лист незнакомого кустарника. Рука потянулась к ветке, и тут он увидел воду. В вывернутом корневище, как в чаше, была собрана дождевая вода. С илом на дне и мусоринками, плавающими сверху, но ее можно было пить! Горячими губами Александр припал к спасительной влаге. Жажда была утолена. С новыми силами он стал подниматься в гору.

Наверху деревья росли не так густо, как снизу. Выбрав самое ветвистое, Александр взобрался на верхушку. Увиденное повергло его в шок. Он был на острове. Хотя и островом его назвать можно было с большой натяжкой – так небольшой клочок суши среди безмерного океана. За день его можно было обойти вдоль и поперек.

Понятно, что людей здесь нет, думал Александр, всматриваясь в каждое деревце. Но вода, она-то должна здесь быть?! Иначе, откуда такая буйная растительность?

Найти пресную воду – главная задача! – поставил себе цель Александр.

До темноты бродил он по густым зарослям островка, прислушиваясь и присматриваясь. К вечеру обессиленный вышел на тот самый пляж, куда его выбросили волны.

Пресной воды на острове нет. Жить ему негде. Охотиться нечем, да и не на кого. Кроме нескольких птиц никто ему за целый день не попался. Ловить рыбу он не умел. Да и чем? – вот к таким горьким выводам пришел Александр, когда солнце спряталось за высокие деревья.

Он сидел на песке, обхватив руками колени. Резкой болью в желудке напомнил о себе голод. Усиливающийся ветер трепал волосы, колючими песчинками бил в лицо.

Что же делать? – думал Александр. Я не протяну здесь и несколько дней. Я умру от жажды и голода! –  эта мысль судорогой прошла по телу, и он подскочил на ноги.  

Ты зачем меня спас? – крикнул Алекс в низкое небо. Хочешь посмотреть, как я буду мучиться? Тебе доставляет это удовольствие? – он схватил жменю песка и со злостью швырнул ее вверх. Ты всегда был против меня. Всегда! – Александр упал на колени и сжал виски руками. Раньше я думал, что тебе нет до меня дела, но теперь вижу, что ошибался. Тебе нравится мучить меня. Лучше бы я утонул! Лучше бы я совсем не родился!

В этот миг яркая молния рассекла небо и серебряной змеей нырнула в море. Следом прогремел раскатистый гром. Александр шлепнулся на песок и прикрыл голову руками. По спине застучали крупные капли дождя. Яркая вспышка снова озарила небо, и по песку зашумел ливень.

Дождь! – подпрыгнул Александр. – Вода!

Расставив руки и раскрыв рот, он закружил в диком танце.

Очередной раскат грома остановил его. Как будто что-то вспомнив, он кинулся к деревьям. Выбрав во время вспышек молний крупные листья, он сделал из них чаши и подставил под быстрые струи, стекающие с ветвей деревьев. Столько воды! Она рекой лилась с неба и сквозь пальцы уходила в песок. Ничего, в следующий раз он подготовится. Врешь, просто так меня не возьмешь, приговаривал Алекс. Я еще с тобой поборюсь. Просто так я не сдамся. Я отсюда выберусь. Не смотря ни на что. Слышишь?!

К утру он понял три вещи: чтобы выжить ему надо построить хоть какое-нибудь жилье, где бы он мог укрываться от дождя и ветра, придумать, куда собирать пресную воду и научиться добывать пищу.

 

Сначала еда. Ему так хотелось есть, что с восходом солнца он ни о чем другом не мог думать. Перекусив какими-то маленькими кислыми ягодами, Александр сломал длинную, более-менее ровную ветку, отточил её край ракушкой и решил поймать рыбу. Но как он не старался, «копье» пролетало мимо шустрых рыбешек, которые вились у побережья разноцветными стайками. Но зато ему удалось перекусить несколькими моллюсками и найди на берегу большие раковины. Их он решил использовать как чаши, для сбора пресной воды. Для этих же целей он приспособил потом половинки кокосов.

Не с первой попытки, но все же он научился выбивать искру и разводить костер. Все чаще ему удавалось поймать рыбину, и, конечно же, он ловил моллюсков и крабов. Александр даже не заметил, как научился нырять и плавать. Иногда он разбавлял свой рацион птичьими яйцами. Ну и, конечно, на острове было вдоволь экзотических фруктов.

 

Самым трудным было построить жилье, без инструмента, имея в помощь лишь осколок от большой раковины. День за днем, сбивая в кровь ладони, он обтесывал ветки, перевязывал их лианами, перекрывал тяжелыми «лапами» пальмовых листьев. И вот, наконец, хижина была готова. Небольшая, со стенами и крышей из пальмовых ветвей, она все же хорошо укрывала Александра от ветра и дождя. Возле входа он выложил их камней костровище, вокруг хижины расставил «посуду» для пресной воды, которая стекала в нее прямо с крыши. К одной из стен Алекс пристроил навес, под которым хранил ветки для костра. Иногда дождь лил, не переставая, по два дня, и сухие дрова были просто необходимы.

Сегодня дождя не было. Днем Александру удалось проткнуть пикой большую рыбину и вот сейчас, раздув в костровище угольки, он готовил себе вкусный ужин – рыбу, запеченную в листьях неизвестного ему дерева. Плодов у этого дерева Александр не видел, но вот листья были большие, с кислинкой, отчего запеченная в них рыба приобретала приятный вкус.

Алекс уже настолько освоился на острове, что чувствовал себя здесь, как дома. Он уже знал, что и где растет, и мог выбирать себе фрукты по желанию. Знал, когда будет ветер, а когда дождь, прилив и отлив. У него была, пусть и скромная, но пища на каждый день, крыша над головой. Одежда? Да он в ней и не нуждался. Башмаки, без которых он раньше не мог пробираться по лесным зарослям, стоптались, и Алекс отправил их в «последний путь» по синим волнам. Приделав к ним зеленые паруса, он резвился как ребенок. Теперь они ему были не нужны, потому что ступни огрубели настолько, что не ощущали под собой ни мелких веток, ни камней. Остатки изодранной в клочья рубахи Александр привязал к длинной палке над домом, как на флагштоке. Это на тот случай, если мимо этого, Богом забытого, островка проплывет какое-нибудь судно.

 

Алекс смаковал пропеченное белое мясо и смотрел в высокое черное небо. Россыпью жемчужин сверкали на нем крупные звезды. Красота! С уст срывались стихи. Эх, жаль, у него не было бумаги и карандаша.

Ну что, видишь, я выжил? – спросил Александр, не отрывая взгляда от звезд. Я могу жить и без тебя, без твоей помощи. Теперь я сам могу о себе позаботиться. Сам. Мне не нужны даже слуги!

Насытившись, Алекс растянулся на подстилке из сухих листьев и заснул крепким сном. Проснулся он оттого, что языки пламени лизали его за пятки. Огонь пробирался по стенам к крыше, едкий дым слезил глаза, мешал дышать. Александр закашлялся и выбежал наружу. Он пытался песком засыпать распространяющееся пламя, сбивал его со стен ветками, но все было безуспешно. Подняв в небо столб искр, рухнула крыша, огонь перепрыгнул на заготовленные дрова.

Алекс метался вокруг, как разъяренный зверь. Он рычал и плевался грубыми словами, но, увы, не мог  остановить дикого танца огня. С легкостью тот разрушил все, на что были потрачены месяцы кропотливого труда. Вскоре, опалив близрастущие деревья, огонь успокоился и потух, словно эта пища ему была не по вкусу.

Александр стоял на коленях возле потрескивающего пепелища. По щекам текли слезы, на ладонях вздулись волдыри, но он этого не замечал. Вся боль собралась в груди, она горела и пекла, словно кто-то собрал ему за пазуху угли от пожарища. Наконец, она вырвалась наружу воплем отчаяния!

За что?! Что я тебе сделал? Почему ты меня так ненавидишь?! – кричал Александр, сотрясая кулаками. Когда, сорвавшийся до хрипоты, голос осип, Алекс поднял взгляд в небо и прошептал: «Ты победил. У меня нет сил с тобой сражаться. Я не буду больше цепляться за эту жизнь».

Обессилев, он рухнул на песок. Я больше не сдвинусь с места, решил Алекс. Пусть солнце иссушит мои кости, а крабы съедят глаза. Я не хочу так жить. Я никому не нужен. В моей жизни нет смысла. Да и что я могу? Глупо бороться с Богом! Если уж я попал в Его немилость, то лучше покончить с этим раз и навсегда.

 

На небе, угасая, подмигивали звезды. Прощаются, подумал Александр и закрыл глаза. Ему тоже надо было успеть… попрощаться. Но с кем? Брат и отец умерли, осталась одна маменька. Ах, как бы ему сейчас хотелось припасть к ее ногам и попросить прощение за обиду, которая холодной змеей жила у него в сердце. Он обижался на нее за то, что она любила Адама больше, чем его. Кто я такой, чтобы ее судить? – думал теперь Алекс. Это не давало мне право любить её меньше. А теперь бедная маменька останется совсем одна. Я не смог о ней позаботиться, как это сделали бы брат или отец. Она, наверно, уже оплакала и отслужила по мне службу. Ну что ж, может, так моей душе будет легче переступить через порог вечности?

Он пытался еще напрячься, но сознание покидало его.

- Ты забыл про меня! Ты забыл попрощаться со мной! – вдруг выплыл из темноты Эдгард. Он кричал ему по-французски и махал руками: - Сюда! Сюда! Иди сюда!

Что происходит? – подумал Александр и приподнял голову. Сквозь яркие лучи утреннего солнца он увидел, как по песку к нему бежит матрос.

- Он живой! Он шевелится! – кричал он на французском языке.

 

Позже, когда Александр был вымыт, побрит, одет в чистую одежду и накормлен, когда французское торговое судно набирало узлы в сторону дома, а вся команда рассмотрела спасенного, в каюте капитана велась оживленная беседа.

Александр смаковал легкое французское вино и наслаждался Блё де Косс. Каждый раз, откусывая кусочек голубого сыра, он на миг закрывал глаза.

- Как же я соскучился по нормальной человеческой еде, - признался он собравшимся в каюте.

- Что же вы ели на острове?

- Да-да, непременно расскажите нам все в подробностях.

Александр чувствовал себя героем. Он, не стесняясь и чуть приукрашивая, говорил о своих приключениях.

- Кстати, а что вам понадобилось на этом островке? - спросил он. - За все время я ни разу не видел, чтобы мимо проплывал хоть один корабль.

- Да и мы не собирались тут проплывать, - усмехнулся капитан. – Это вон штурману скажите спасибо.

Все глаза устремились на невысокого с проседью мужчину.

- Да я же вам объяснял, - смущаясь, повел тот плечами. – Сам не знаю, как так получилось. За столько лет первый раз на вахте заснул. И главное спасть-то совсем не хотел. А как за штурвал взялся, так и провалился куда-то. Глаза открываю, на приборы глядь – в другую сторону плывем! Меня аж в жар кинуло. Смотрю, прямо по курсу красный огонек. Я испугался, кричу: «Стоп машина!» Думал какое-то судно впереди. А потом, когда матросы на палубу выбежали, в бинокль посмотрели, а огонек-то не простой, на пламя похожий. То вверх взметнется, то потухнет совсем. Я по карте проверил – остров впереди. Вот мы и решили утром на шлюпке отправиться посмотреть, кто нам знаки подавал. Так вот вас, месье Александр, и нашли.

- Да, повезло мне, - покачал головой Алекс. – Я ведь уже попрощался с жизнью.

- Сразу видно, месье, что Бог вас очень любит, - улыбнулся штурман.

- Что? Что вы сказали? – Алекс напрягся.

- Ну, это же очевидно, сами посудите.

Александр прикусил губу и нахмурился.

- Кажется, нашему гостю пора отдохнуть, - сказал капитан.

Александр благодарно кивнул и встал из-за стола.

- Пойдемте, я вас лично проведу до каюты, - предложил капитан и взял его под локоть.

 

Александр прикрыл плотно дверь, прислушался к удаляющимся шагам капитана. Как же так? – стучало в висках. Неужели этот господин прав? Почему он так решил? Он же ничего не знает о моей жизни. Почти ничего.

Пред глазами Александра стали мелькать картинки из прошлого, те самые, когда он считал, что Бог его за что-то наказывает.

Схватившись за голову, Александр сполз на пол.

«Боже мой, я оказывается, совсем тебя не знаю», - прошептал он. И чем больше он размышлял, тем больше в этом убеждался.

Утром Алекс поднялся на капитанский мостик и, подойдя к штурману, попросил:

- Вы бы не могли мне рассказать о Боге?

- Что вы хотите знать, месье?

- Все. Расскажите мне все, что знаете.

- Ну, что ж, - улыбнулся штурман, - в двух словах о Боге не расскажешь, но у нас с вами есть впереди достаточно времени…

Сходя с корабля, Алекс тепло попрощался со всей командой.

- А вам отдельное спасибо, месье, - он крепко пожал широкую ладонь.

- За то, что заснул на вахте? – усмехнулся штурман.

- Нет, за то, что помогли мне по-другому посмотреть на Бога.

 

*  *  *

Несколько недель после возвращения домой, Александр не выходил из кабинета, работая над книгой. Маменька все время ни на шаг не отходила от него. Она тихонько вышивала в мягком кресле в углу комнаты и всякий раз старалась предугадать его желания.

- Маменька, ну что вы, право слово, со мной как с маленьким, - смущался Алекс.

- Ах, милый, - вздыхала она, - я так мало уделяла тебе внимания в детстве, что позволь наверстать это сейчас. Если бы ты знал, как я корила себя за это, когда ты пропал…

 

В предисловии к книге Александр написал:

Всю жизнь я боялся Того, Кто меня очень любит, и обвинял в своих бедах Того, Кто отдал жизнь, чтобы я был счастливым. Я все время страдал от одиночества и не замечал Того, Кто всегда был рядом. Много  лет я считал своим врагом Того, Кто на самом деле был моим Другом.

Я написал эту книгу, чтобы Вы, дорогой читатель, не повторили моих ошибок.

 

Александр назвал книгу «Любовь Отца». Еще раз, бегло пробежав взглядом по исписанным страницам, он подписал рукопись своим именем и лично отнес в редакцию.

На следующий день после выхода книги в свет, имя Александра Браз было у всех на устах.

- Вы читали?

- О, да! бедный молодой человек, сколько ему пришлось пережить.

- А я знакома с его маменькой. Прелестная женщина! Что-то она давно не заезжала ко мне на чай. Обязательно приглашу ее на этой неделе.

- Ах, как талантливо написано…

- Нет, ну так смело…

- Сразу видно, что у автора кристальное сердце. Его ждет великое будущее!..

 

*  *  *

 

Дошла эта книга и до берегов Нового Света.

Худощавый высокий джентльмен с небольшими черными усиками дочитал последнюю страницу и откинулся на спинку кресла. Тонкие длинные пальцы ослабили узел шелкового галстука. Какое-то время он сидел неподвижно, лишь потемневшие глаза и глубокая морщина между бровей говорили о том, что он напряженно думает. Наконец, он чуть подался вперед и звуком колокольчика вызвал слугу.

Дверь бесшумно открылась, и на пороге появился коренастый негр. Бежевый сюртук плотно облегал его широкие плечи, и казалось, трещал по швам. Накрахмаленный воротничок рубашки и белоснежные перчатки еще больше подчеркивали смоляной цвет его кожи и гармонировали с седыми прядями завитых в тугие колечки волос.

- Слушаю, сэр, - он чуть наклонил голову набок и посмотрел на своего господина удивительно мягким взглядом.

- Билл, мне нужно срочно купить билет на ближайший корабль до Англии!

- Мистер Джордан уезжает? – черные навыкат глаза вспыхнули тревогой.

- Да, причем, как можно скорее! – джентльмен встал и, скрестив руки за спиной, прошелся по комнате.

- Надолго? – слуга склонился еще ниже.

- Думаю, да. У меня сложились неотложные дела на родине: нужно выкупить родовое поместье, оживить фабрику брата, и, самое главное, я постараюсь создать то, о чем всегда мечтал – семью. Если, конечно, смогу вымолить прощенье.

Слуга молчал, но они уже так давно жили бок о бок, что научились понимать друг друга без слов.

- Понимаешь, - господин решил удовлетворить его любопытство, - много лет назад я был безумно влюблен в прелестную девушку, и она отвечала мне взаимностью. Дело шло к свадьбе. Но в последний момент она предпочла мне моего старшего брата, точнее оставленный ему капитал. Во всем виновата традиция передавать наследство первенцу!  Разозленный я уехал сюда, на другой край земли, чтобы доказать ей, что она ошиблась, что выбрала не того! Всю жизнь я потратил на это…

Да, я преуспел и многого добился. Но ты всегда был рядом и знаешь, какой ценой мне это досталось. И что в итоге? Я так и не женился. А своего единственного сына  видел всего один раз в жизни.

- У вас есть сын? – густые брови Билла взметнулись вверх.

- Был. Тот красивый юноша, приезжавший сюда с моим братом, ты помнишь…

- Разве он вам не племянник?

- Он был моим сыном. Об этом знают только его мать и я. Да вот теперь и ты.

- Но почему «был»?

- Потому что, возвращаясь домой, он умер от эпидемии, вспыхнувшей на корабле.

- Какой ужас! Несчастный мальчик, – темнокожий слуга с болью посмотрел на своего господина.

- И виноват в этом я и никто другой!

- Нет-нет, что вы, сэр? Это досадное стечение обстоятельств. Вы ни в чем не виноваты!

- Не утешай меня, старый друг. Я виноват. Если бы я тогда не поругался с братом, они бы не сели на этот злосчастный корабль, и мой сын был бы жив. Но нет же, я не удержался, чтобы не начать ссору. Но поверь мне, я не хотел этого. Более того, я пригласил брата, чтобы возобновить с ним родственные отношения. Да, я всю жизнь соперничал с ним, но я никогда не желал ему зла. В глубине души я любил и скучал по нему. Но из-за своей гордыни…

Джентльмен осекся и на каблуках развернулся к окну, чтобы слуга не увидел навернувшиеся на глаза слезы.

- Бедный брат, - тихо сказал он, – на него навалилось столько проблем, что его сердце не выдержало. И никого не оказалось рядом, чтобы поддержать его. Да, я бы мог ему помочь, но я не хотел ничего знать о его трудностях. Я даже ничего не знал о его смерти! Каким же я был эгоистом?! Что ценил все эти годы?

Большими шагами джентльмен подошел к столу и взял в руки книгу.

- А сейчас я понял, - продолжил он, - что настоящая любовь не обижается и не убегает. Она всегда рядом, чтобы в любой момент придти на помощь. В ней нет гордости, и она умеет прощать.

- Вы поедете исправлять ошибки? – спросил слуга.

- Я должен. По крайней мере, я попытаюсь. Они, наверно, ненавидят меня или вычеркнули из своей жизни, что еще страшнее. Но я буду молиться, чтобы они простили и приняли меня.

- Не оставляйте здесь своего верного слугу, мистер Джордан. Позвольте мне поехать вместе с вами.

- Конечно, - улыбнулся джентльмен, - куда же я без тебя, старина Билл?!

 

*  *  *

 

А в этом время на туманном Альбионе была ночь. Круглая луна заглядывала в окно большого опустевшего дома. На широкой кровати улыбалась во сне женщина. Сегодня ей опять приснился он – ее возлюбленный. Они не виделись целую жизнь, но она не забывала о нем ни на день. А он навещал ее во снах. Вот и сегодня она увидела его и, улыбаясь, помахала рукой. Но он был чем-то сильно опечален и не замечал ее. Она внимательно всматривалась, пытаясь понять, что же произошло. Боль и страдание отражались на его лице. С ним что-то случилось! От этой мысли ее сердце бешено застучало, вся в поту она подскочила, откинув атласное одеяло:

- Джордан!!!

Категория: Мои рассказы | Добавил: luch-nadezhdi (09.10.2012) | Автор: Марина
Просмотров: 301 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: